Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

  


язычествоЗбручский идол - Род-СвятовидЗЫЧЕСТВО ДРЕВНЕЙ РУСИ

 Борис Александрович Рыбаков

 


 

Часть вторая:  Апогей язычества

 

Глава пятая:  На пороге государственности

 

Збручский идол - Род-Святовид

 

                         

      На фоне того, что нам  известно  о  славянских  идолах  как  по

  реальным  находкам,  так  и  по   древним   описаниям,   совершенно

  исключительным оказывается збручский  Род-Святовит,  представляющий

  собою не изображение какого-либо отдельного божества, а дающий целую

  космогоническую систему, четко сложившуюся к IX в. Эта глава названа

  "Апогей язычества",  но  весь  предшествующий  материал  ничего  не

  говорил нам о высоком развитии, об итогах теологических размышлений

  древних русов к моменту зарождения государственности. Збручский идол

  прекрасно отражает именно этот важный переломный момент  в  истории

  восточного славянства,  соединяя в себе архаичные  черты,  уходящие

  чуть  ли  не  в  земледельческий  энеолит  (богиня-Мать)  с  новыми

  элементами,  порожденными новым дружинным бытом (бог-воин,  всадник

  с оружием).

      По поводу збручского идола было высказано  в  литературе  много

  противоречивых  и  взаимоисключающих  мнений.  Одни   считали   его

  славянским, другие  относили  в  разряд  тюркских  каменных  баб  и

  подыскивали  ему  аналогии  вплоть  до  Тибета  и  Монголии.   Одни

  датировали IX в. н. э., другие решались углубить дату очень точно до

  первой половины I в. до н. э. и связать его с кельтами 66.

      Последним по  времени  скептиком  оказался  известный  польский

  историк Г. К. Ловмянский. В своей работе о славянском язычестве  он

  писал, что славянскими могут быть сочтены только деревянные  идолы,

  а камень --  признак  иной  народности:  "Анализ  полабских  данных

  подтверждает слова варяга (о том, что деревянный Перун в Киеве -- не

  бог, а дерево) и  вместе  с  тем  позволяет  исключить  из  области

  славянской мифологии все не деревянные фигуры из славянских земель,

  ошибочно считаемые археологами славянскими со знаменитым  збручским

  "Святовитом" во главе" 67. Согласиться с  этим  тезисом  почтенного

  польского историка невозможно. Мне дважды приходилось  выступать  с

  анализом  той  системы,  которая  выражена  в  збручском  комплексе

  языческих изображений 68.

 

      66  Из  обширной  литературы   о   збручском   Святовите,   как

  окрестили его вскоре после находки, можно назвать: Срезневский И. И.

  Збручский истукан. -- ЗРАО. СПб., 1853, т. V; Weigel. Bildwerke aus

  altslawischer Zeit. -- Archiw fur  Anthropologie,  1882,  Bd.  XXI;

  Фаминцын А. С. Божества древних славян. СПб., 1884;  Demetrykiewicz

  W. Figury kamienne t. zw. "bab" w Azyi  i  Europrie.  --  Sprawozd.

  Pols. Akad. Umiejetn. Wydz. filologiczny XV.  Кг.,  1910;  Zakharov

  Alxis. The Statue of Zbrucz.  --  ESA,  1934,  IX;  Гуревич  Ф.  Д.

  Збручский идол; Lenczyk  G.  Swiatowid  Zbruczanski.  --  Materialy

  Archeologiczne, 1964, V;  Rosen-Przeworska  I.  Sur  la  genese  de

  "Swantowid" deite slave a quatre  visages.  --  Archeologia  Polina

  Warszawa, 1972, XIII.

      67 Lowmianski  H.  Religia  slowian  i  jei  upadek.  Warszawa,

  1979, s. 158.

      68  Рыбаков  Б.  А.  Святовит-Род.   --   In:   Liber   Josepho

  Kostrzewski oktogenario a veneratoribus dicatus. Warszawa, 1968, s.

  390 -- 394; Рыбаков Б. А. Язычество древних славян,  с.  21  --  24

  (раздел "Род и рожаницы", с. 438-464).

 

      Идол сделан из  известняка;  он  четырехгранный,  квадратный  в

  сечении. Высота его 2 м 67 см. Верхняя часть его оформлена  в  виде

  округлой шапки с меховой рельефной опушкой.  Под  общей  шапкой  --

  четыре человеческих лица, завершающие четыре плоских  грани  идола.

 

 

     Идол разделен на три  горизонтальных  яруса.  Верхний  ярус  --

  160 см; средний ярус -- 40 см;  нижний  --  67  см.  Таким  образом

  отдельных секций 12; из них одна секция в нижнем ярусе пустая,  без

  изображений, а в остальных 11  по  одному  изображению.  При  таком

  обилии персонажей очень важно определить лицевую, фасадную сторону,

  на которой должно быть изображено  главное  божество.  В  этом  нам

  помогает нижний ярус с одной пустой гранью. На противостоящей грани

  изображен усатый мужчина, стоящий на коленях и поддерживающий обеими

  руками всю среднюю зону. На двух прилегающих гранях этого же нижнего

  яруса эта же коленопреклоненная  фигура  показана  сбоку  и  только

  личина en face. Колени обеих боковых фигур соприкасаются с коленями

  основной, точно обозначая лицевую сторону всего  изваяния.  Боковые

  фигуры изображены ступнями к пустой задней грани, которая, очевидно,

  прислонялась к чему-то и менее всего была видима участниками обряда.

      Учет всего этого  помогает  нам  определить  --  что  скульптор

  считал первостепенным, а что -- второстепенным.

      Верхний ярус содержит крупные изображения двух  женщин  и  двух

  мужчин в  длинной  подпоясанной  одежде.  Средний  ярус  аналогичен

  верхнему, но фигуры здесь значительно мельче. Они так же делятся по

  полу: под каждым женским изображением верхнего ряда в среднем  тоже

  женское, под мужским -- мужское. Одежды тоже длинные, но без пояса.

  Фигуры среднего яруса даны с  расставленными  руками;  они  как  бы

  образуют хоровод.

      Г. Ленчик в своей обстоятельной  работе  о  збручском  изваянии

  обозначил его четыре грани буквами, что упрощает ссылки на  то  или

  иное изображение:

      А. Женщина с рогом.

      В. Женщина с кольцом.

      С. Мужчина с конем и мечом.

      D. Мужчина с солярным знаком 69.

 

      69 Эти обозначения не совпадают с теми,  которые  были  даны  в

  первых публикациях

 

      Рассмотрим верхний ярус. На главной лицевой грани  (А)  изваяна

  женская фигура с рогом изобилия в правой руке. Женская фигурка этой

  грани  в  среднем  ярусе  сопровождена  маленьким  плоско-рельефным

  изображением  ребенка.  Завершается  внизу  эта  грань,   как   уже

  говорилось, фигурой мужчины, поддерживающего весь средний ярус.

      Разномасштабность фигур верхнего и  среднего  яруса  говорит  в

  пользу того что наверху изображены боги и богини,  а  под  ними  --

  простые люди Боги в 3 1/2 раза крупнее людей.  Стоящий  на  коленях

  Атлант нижнего яруса должен быть причислен к богам, так  как,  если

  распрямить его согнутую фигуру, то она будет точно  соответствовать

  божествам верхнего яруса.  Рядом  с  центральной  богиней  с  рогом

  изобилия, по ее правую руку (грань В) находится  еще  одно  женское

  божество с кольцом или браслетом  в  правой  руке.  По  левую  руку

  центральной богини изображена мужская фигура с саблей (точнее --  с

  палашом) и конем без седла (грань С). На задней грани идола помещено

  мужское божество с солярным знаком на одежде (грань D). Такова схема

  распределения 11 изображений.

 

 

      В  разгадке   общего   смысла   всей   композиции   применялось

  несколько подходов. Лелевель полагал, что четыре грани символизируют

  четыре сезона; женщина с кольцом -- весна; женщина с рогом -- лето;

  осень -- мужчина с конем и саблей; зима -- фигура без атрибутов 70.

      А.  С.  Фаминцын  и  М.  Вейгель  справедливо   усматривали   в

  збручской композиции отражение идеи трех миров: весь верхний ярус --

  небесный бог, четвероликий Святовит, подобный  арконскому.  Средний

  ярус -- земля; нижний -- преисподняя, Чернобог. При этом получалась

  некоторая несообразность: один Святовит оказывался созданным из двух

  женщин и двух мужчин, что не имело никакой опоры в описаниях  идола

  Святовита и функций  самого  божества  католическими  миссионерами.

  Гипотеза Фаминцына была забыта,  а  между  тем  в  ней  содержалось

  единственно  верное  решение,  находящее  опору   в   средневековых

  источниках.  В  Щетине  у  балтийских  славян  был  идол  Триглава.

  Возможно, что такое  примитивно-описательное  наименование  связано

  лишь с табу на подлинное сакральное имя,  но  жрецы  объясняли  его

  трехголовость так:

      "Они  (три  главы)  означают,  что  наш  бог  управляет   тремя

  царствами: небесным, земным и преисподнею" 71.

      Именно это мы видим на збручском идоле:

 

      Верхний ярус -- божества, находящиеся на небе.

      Средний ярус -- простые люди, люди земли.

      Нижний ярус -- божество, поддерживающее землю с людьми.

 

  Все три царства ("...id est: coeli, terrae et inferni") налицо.

      Для расшифровки  религиозного  содержания  збручского  идола  и

  для определения его места в славянской  мифологии  нам  необходимо,

  во-первых разгадать каждую из пяти  фигур  божеств,  а,  во-вторых,

  определить общий смысл всего одиннадцатифигурного комплекса. Главной

  фигурой на лицевой грани А является богиня с рогом изобилия; вторая,

  соседняя с ней (В), находится  в  подчиненном  положении.  Не  буду

  повторять всех сложных и пространных доказательств, приведенных мною

  в первом томе 72 и обозначу этих богинь: богиня с рогом изобилия  -

  Макошь, "Мать урожая", а богиня с кольцом --  Лада,  богиня  весны,

  весенней пахоты и сева, покровительница брака и любви.

 

      70 Niederle L. Slovanske Starozitnosti, s. 144.

      71 Гильфердинг А. История балтийских  славян.  СПб.,  1874,  с.

  167.

      72  Рыбаков  Б.  А.  Язычество  древних  славян,   с.   379-392

  (Макошь); с. 393-416 (Лада).

 

      Не представляет трудности определение мужской фигуры  на  грани

  С. Конь и сабля-палаш (датируемая археологически IX  в.)  позволяют

  назвать только Перуна, бога грозы и войны, именем которого  русские

  бояре клялись, положив обнаженные мечи "и прочая оружия".

      Задняя грань D с мужской фигурой  наверху  и  с  пустой  нижней

  секцией представляет особый интерес, так как на одежде бога  слабым

  рельефом изображен крупный (но малозаметный) знак солнца -- круг  с

  шестью лучами внутри него. На всех публикациях общего  вида  статуи

  этот знак отсутствует 73.  Заслуга  выявления  солярного  знака  на

  изображении четвертого божества принадлежит Г. Ленчику 74. Божество

  со знаком солнца может быть или Хорсом, божеством  самого  светила,

  или же Дажьбогом, богом солнечного "белого света", подателем  благ,

  названным в летописи мифическим  царем,  сыном  небесного  Сварога,

  "именем Солнце, его же наричють Дажъбог".  Солнце  и  "белый  свет"

  четко    различались    древнерусскими    людьми;    солнце-светило

  рассматривалось лишь  как  субъект  света  ("вещь  бо  есть  солнце

  свету"), а сам свет вселенной оценивался как "неосяжаемой",  т.  е.

  без видимого источника. Здесь,  в  збручских  рельефах,  безусловно

  следует предполагать не Хорса, а Дажьбога,  славянского  солнечного

  Аполлона, для которого солнечный символ был не сущностью,  как  для

  Хорса, а лишь опознавательным знаком, помещенным поэтому не в руках,

  как атрибуты у обеих богинь, а лишь на его одежде.

      Мужское  божество,  держащее  на  своих  плечах  всю  землю,  а

  следовательно, находящееся под  землей,  может  быть  сопоставлено,

  следуя  указаниям  лингвистов,  с  Велесом-Волосом,  одна  ипостась

  которого связана с подземным миром умерших 75. Велес,  хотя  и  был

  связан с мрачным подземным миром, но отнюдь не  являлся  враждебным

  божеством, а наоборот, был "скотьим богом", т. е. богом  богатства,

  обилия. Его имя тоже звучало в  Константинополе  при  торжественном

  заключении договоров Византии  с  Русью.  Несовместимые  на  первый

  взгляд понятия  "мертвый"  и  "богатство"  сближались  в  языческом

  миропонимании через посредство такого звена, как "предки",  "деды",

  -- они умерли, прах их закопан в земле, но они помогают  оставшимся

  в живых, к ним, заложившим  фундамент  хозяйственного  благополучия

  потомков (расчистили пашню, построили дом, обжили угодья), постоянно

  обращаются с просьбами, к ним на кладбище приносят дары.

 

      73 В моем "Язычестве древних славян", с. 461 он,  к  сожалению,

  тоже отсутствует. что сказалось и на интерпретации.

      74 Lenczyk G.  Swiatowid  Zbruczaiiski,  tabl.  IV,  4.  "Следы

  круга с лучами на грани Д -- а".

      75 Веселовский А. Н. Разыскания в  области  русского  духовного

  стиха. -- ИОРЯС, XV, 1889, т. 46, № 6, с. 296-297.

 

      Славянский скульптор IX  в.  очень  остроумно  изобразил  этого

  бога, бережно  поддерживающим  землю  с  хороводом  людей  на  ней.

  Благодаря тому, что к одной фигуре этого бога, показанной  на  трех

  гранях (А в фас В и С в профиль), художник прибавил по одному  лицу

  на каждой боковой грани (В и С), этот бог получился "триглавом", как

  волинский и щетинский.

      В  итоге  збручский  идол  дал  нам  целый  пантеон  славянских

  божеств IX в. применительно к западной окраине  восточнославянского

  мира, к порубежью Волынян, Хорватов  и  Бужан.  Он  сходен  с  тем,

  который получил наименование "пантеона Владимира" 980 г., но есть у

  него и отличия.

                                         "Пантеон Владимира"

        Збручские божества           (номера указывают порядок  в летописном перечне)

 

             Макошь                          6. Макошь

             Лада                                --

             Перун                           1. Перун

             Дажьбог                         3. Дажьбог

             Волос                               --

               --                            2. Хорс

               --                            4. Стрибог

               --                            5. Семаргл

 

      В збручском предположительном перечне, отстоящем  от  киевского

  на одно-полтора  столетия,  есть  все  основные  боги  Владимира  и

  отсутствуют два второстепенных: Хорс  (солнце-светило)  и  Семаргл,

  крылатый пес -- покровитель растений. Оба они  связаны  с  иранской

  средой, слабо отраженной в скифской древности на этой окраине. Более

  странно отсутствие Стрибога, в  котором  видят  верховное  божество

  неба, но это получит свое объяснение ниже.

      Превышение збручского перечня над киевским  выразилось  в  двух

  персонажах: Лада и Волос. Оба эти  божества  связаны  с  хозяйством

  древнего славянина, с весенним началом полевых  работ  (Лада)  и  с

  жатвой урожая (последний сноп --  "Волосу  на  бородку").  В  более

  раннем и периферийном збручском комплексе богов  дружинный  элемент

  еще не вышел на первое место -- Перун помещен по левую руку главной

  богини, следовательно, он расценивался как персонаж, долженствующий

  стоять на третьем месте после Макоши и находящейся от нее по правую

  руку  Лады.  Макошь-Деметра  здесь  первенствует.   Весь   перечень

  возглавлен двумя богинями, связанными с плодородием и  урожаем.  Не

  является ли это отражением,  или  точнее,  выражением  культа  двух

  рожаниц?

      Украшение идола изображениями многих богов, т.  е.  попытка  на

  одном   главном   изваянии   дать   цельную   систему   религиозных

  представлений, известна  нам  не  только  по  збручскому  идолу.  У

  балтийских славян описаны огромные  статуи,  покрытые  превосходной

  резьбой; они были так велики, что несколько пар  волов  едва  могли

  стащить их с места 76

 

      76 Гильфердинг А. История балтийских славян, с. 165.

 

      Не   менее   важным,   чем   выяснение   отдельных   персонажей

  идола-комплекса, является  установление  той  общей  идеи,  которая

  связывает отдельные сюжеты в единое целое. Эта  идея  уже  намечена

  тем,   что   изваяние   наглядно   изображает   картину   вселенной

  средневекового славянина с ее  тремя  мирами  --  верхним  небесным

  божественным, средним  --  земным,  человеческим,  и  нижним  миром

  предков и земных глубин. Следовательно,  речь  идет  еще  об  одном

  божестве, которым объединены все ярусы Вселенной и все основные виды

  покровителей человеческой жизни: богини урожая,  солнечный  бог  --

  податель благ, бог-воин и защитник и  бог  предков.  Незримые  силы

  объединены по вертикали трех миров  и  по  важнейшим  для  человека

  функциям:   свет,   изобилие,    плодовитость,    безопасность    и

  покровительство предков.

      Если   учесть   четырехгранность    и    четырехликость    всей

  композиции, то придется  добавить,  что  скульптором  или  жрецами,

  которые  им  руководили,  учитывалась  и  наземная,  географическая

  повсеместность, стремление распространить эманацию своей  силы  "на

  все четыре стороны". Четыре стороны света  --  полдень  и  полночь,

  восход и закат -- были известны еще с глубокой древности.

      В славянском язычестве мы знаем четырехликих  идолов  с  первых

  веков нашей эры.  В  русском  средневековом  искусстве  очень  част

  символический узор из  четырех  ростков  (символ  жизни  и  роста),

  обращенных "во все четыре стороны" (подробнее см. ниже) 77.

 

      77 Рыбаков Б.  А.  Прикладное  искусство.  --  В  кн.:  История

  культуры древней Руси. М.; Л., 1951.

 

      В  Волине  у   балтийских   славян   в   раскопках   встретился

  любопытный деревянный предмет, названный маленьким  Святовитом.  Он

  состоит из ручки и четырехликой головы. Функция его, очевидно, точно

  такая же, как у священнического алтарного "напрестольного"  креста,

  которым благословляют молящихся.

      Последнее, что следует  сказать  о  збручском  идоле,  который,

  как явствует из всего изложенного, является всеобъемлющим божеством

  Вселенной, -- это его общий облик.

      Общий  облик  его  --  фаллический.  Его  отношение  к   культу

  "срамных уд", которые "в образ створены" и которым приносят  жертвы

  и поклоняются, подчеркнуто окраской всего истукана в красный  цвет.

  Следы былой покраски до сих пор сохранились в разных местах изваяния

  и могут быть обследованы в том специальном  зале,  который  отведен

  збручскому идолу в Краковском Археологическом музее.

      Взятые  в  совокупности  все  признаки   этого   замечательного

  создания    древнеславянской     теологии     позволяют     назвать

  восточнославянское имя всеобъемлющего и вездесущего  бога.  Это  --

  Род, сопоставлявшийся русскими  писателями  XII  в.  с  вавилонским

  Ваалом-Гадом, египетским Озирисом и Саваофом, Род,  находящийся  на

  небе и вдувающий жизнь во все живое и имеющий вид "лингама", фалла.

      Этому  величественному  богу  Вселенной  крайне  не  повезло  в

  нашей научной литературе: его или принимали  за  мелкого  домового,

  охраняющего всего лишь род-семью, или же  просто  не  упоминали.  А

  между  тем  русские  средневековые  авторы   считали   культ   Рода

  распространенным в значительной части Старого  Света,  и  страстные

  поучения-проповеди культа  Рода  и  рожаниц  церковники  продолжали

  переписывать и размножать спустя шесть -- семь веков после принятия

  христианства на Руси.

      В одном из таких поучений, направленных  против  торжественного

  празднования дня Рода и рожаниц и доживших в  списках  до  XVI  в.,

  автор от имени самого христианского бога обращается к русским людям,

  поддерживающим этот древний языческий культ:

      "Вас же, покинувших меня, забывших мою святую  гору,  готовящих

  пир в честь Рода и рожаниц, наполняющих ковши свои на потребу бесам,

  -- вас я предам мечу и все вы падете пронзенными!" 78.

      Глубоки должны быть корни культа бога  Рода,  если  церковникам

  во времена Ивана Грозного все еще  приходилось  прибегать  к  таким

  мерам! Интересно и другое -- автор этого поучения, живший в XII в.,

  построил свое "Слово" так, что уравнял языческого Рода с библейским

  богом -- отцом христиан.

      В работе о язычестве  древних  славян  мне  пришлось  посвятить

  целую главу анализу источников и разбору мнений историков о  культе

  Рода 79.

 

      78 Рыбаков Б. А. Язычество древних славян, с. 446.

      79 Рыбаков  Б.  А.  Язычество  древних  славян.  Глава  "Род  и

  роженицы", с. 438-470.

 

      С  именем  Рода  связан  широчайший  круг  понятий  и  слов,  в

  которых корнем является "род":

 

          Род (семья, племя, династия).     Природа.

          Народ.                            Родить, рожать.

          Родина.                           Урожай.

 

      Эти слова образуют один  семантический  комплекс,  связанный  с

  понятием рождения, плодовитости. С этим кругом связано  то,  что  в

  полемике с язычниками, почитателями Рода, русский церковник вынужден

  был сказать "всем бо есть творец бог, а не Род", уравнивая  в  этом

  отрицании  двух  претендентов  на  звание  творца  мира:   Рода   и

  библейского бога.

      Но есть и другой комплекс, который значительно  расширяет  круг

  понятий, объединяемых корнем "род";

 

      Родиа  --  молния (в том числе и шаровая молния).

      Родрый  --  красный, "рдяный".

      Родьство  --  геена огненная.

      Родник, родище  --  водный источник.

      Родия  --  лилия, крин (от "криница"  -- родник).

 

      В   интереснейшей   заметке   XV   в.,   составленной   мудрыми

  заволжскими старцами, содержится сокращенный перевод-пересказ одного

  из  сочинений  Григория  Синаита  о  восьми  этапах   существования

  Вселенной. Эти этапы названы русским  книжником  "Родные  видения".

  Перечень начинается "безвидным" существованием  бога-творца,  затем

  идут дни творения мира, пришествие Христа, Страшный  суд  и  вечная

  жизнь для одних в аду, для других в раю. "Виды" Вселенной начинаются

  извечным  существованием  бога   и   завершаются   тоже   вечностью

  посмертного бытия; посередине -- вся жизнь человечества от Адама  и

  Евы до Страшного суда. И все это  объединено  определением  "родные

  видения". Не подлежит сомнению, что для средневековых русских людей

  слово "род" было всеобъемлющим обозначением Вселенной  во  всех  ее

  жизненных, пространственных и временных  проявлениях.  Конечно,  ни

  составитель сборника Киршшо-Белозерского монастыря  (1476  г.),  ни

  автор "родных видений" не имели в виду языческого Рода, но выбор для

  обозначения Вселенной слова с корнем "род" свидетельствует  о  том,

  что и древнего бога Рода мы должны расценивать именно как  божество

  Вселенной.

      Все изображения, вся система рельефов на теле  основного  идола

  (символа продолжения жизни) -- Рода  --  гармонически  сливается  в

  обобщенный образ Вселенной. Здесь очень четко и ясно  изображены  в

  языческих символах все три мира: небесный, земной и подземный.  Они

  представлены в двух аспектах, во-первых, так сказать, топологически

  (боги-небожители в верхнем ярусе,  люди  в  среднем,  бог  земли  в

  нижнем), а, во-вторых,  функционально,  что  важнее  для  понимания

  религиозной сущности всей системы:

 

                           Небесная сфера

 

      Дажьбог -- божество света, солнца,  податель  благ,  мифический

  родоначальник русских людей (князей?) "дажьбожьих внуков". Перун --

  бог грозы и молнии, покровитель воинов.

 

                         Земное пространство

 

      Макошь  --   "Мать   урожая",   хозяйка   символического   рога

  изобилия. Одна из двух рожаниц.

      Лада  --  вторая  рожаница,   покровительница   весенней   ярой

  вегетативной силы и браков.

      Люди  --  хоровод  мужчин  и  женщин,  помещенный  у   подножья

  божеств. Около женской фигуры на лицевой грани изображен ребенок.

 

                            Подземный мир

 

      Волос  --  доброжелательный  бог  земли,  в  которой   покоятся

  предки.  Бережно  держит  на   своих   плечах   плоскость   земного

  пространства с людьми на нем. Три личины этого подземного яруса быть

  может символизируют множественность предков?

      Люди, создатели и поклонники этой  системы  управления  мирами,

  со всех сторон  окружены  богами-покровителями:  сверху  божествами

  небесной сферы, снизу -- подземного мира. Кроме того, четырехликий,

  но единый в своих ипостасях бог смотрит своими  ликами  (под  одной

  общей шапкой) "на все четыре стороны".

      Как видим, славяне в эпоху  формирования  Киевской  Руси  знали

  не только поклонение тому  или  иному  отдельному  божеству,  но  и

  создали систему  языческого  понимания  макрокосма  при  посредстве

  синтеза отдельных его миров  и  найденной  для  этого  скульптурной

  формой синтеза в виде символа жизни -- Рода.

      На  образках   и   крестиках   времен   принятия   христианства

  славянами   встречается   своеобразная   вертикальная   композиция,

  напоминающая лицевую сторону збручского идола: наверху Иисус Христос

  в императорском венце, с распростертыми руками, под кистями которых

  находятся растение и семя (?).  В  середине  композиции,  возможно,

  богородица, внизу -- неопределимый персонаж 80.

 

 

      80 Velka Morava, Bratislava, 1979, рис. 127.

 

      Идея монотеизма в его патриархальной,  мужской  форме  возникла

  до  христианства,  совершенно  независимо  от  него  и,   по   всей

  вероятности, задолго до него.  Первенствующая  среди  богов  Макошь

  является  лишь  данью  тысячелетней  традиции   женского   божества

  плодородия. Она, как и все ее соседи по небесному ярусу  збручского

  истукана, показана лишь  как  одна  из  частей  многообразного,  но

  неразрывного целого -- Жизни, символизированной мужским началом.

      Пантеон збручского изваяния архаичнее  пантеона  Владимира,  но

  время  возникновения  збручской  системы  для  нас   неясно   из-за

  отсутствия  достоверных  данных.   Когда   археологи   обнаруживают

  несколько идолов в святилище, то, безусловно,  речь  может  идти  о

  пантеоне, но следует учесть, что даже в том случае, когда в  центре

  круга  найдено  основание  только  одного  столба,   то,   учитывая

  вертикальный  принцип  збручской  композиции,  мы  можем  допустить

  расположение на одном столбе нескольких  фигур  или  личин  подобно

  тому, что дают нам многофигурные столбы-идолы американских индейцев.

      Углубить представления о Роде на  три  столетия  от  збручского

  изваяния позволяет текст Прокопия Кесарийского  о  религии  древних

  славян (сер. VI в. н. э.)

      "Они (анты и славины) считают,  что  только  один  бог,  творец

  молний, является владыкой над всеми и ему приносят в жертву быков и

  совершают другие священные  обряды.  Судьбы  они  не  знают...  Они

  почитают реки и нимф и всякие другие божества, приносят жертвы всем

  им и при помощи этих жертв производят и гадания" 81.

 

      81 Прокопий из Кесарии. Война с готами. М., 1950, с. 297.

 

      В литературе укоренилось толкование этого "единого  бога",  как

  Перуна, который стоял во главе  пантеона  Владимира.  К  сожалению,

  сторонники Перуна  забыли,  во-первых,  обоснованный  тезис  Е.  В.

  Аничкова о том, что Перун -- княжеский, военно-дружинный бог, поздно

  выдвинувшийся на первое место 82, а, во-вторых, то, что сомнения  в

  том, что Прокопий подразумевал Перуна, были высказаны еще в 1874 А.

  Гильфердингом,  писавшим:  "Прокопий,  кажется,  здесь   смешал   в

  изображении верховного славянского бога, властителя молний и  мира,

  два лица: бог молнии, которого называли Перуном, был  действительно

  у славян верховным богом природы  и  располагал  жизнью  и  смертью

  людей; но над ним они признавали бога неба, который был выше его, но

  ему (Перуну) предоставил мир земной. Это высшее  божество  называли

  просто Богом и, вероятно, также  Сварогом"  83.  Гильфердинг  писал

  тогда, когда источники о Роде еще только вводились в науку и  этого

  бога-исполина еще трактовали как семейного божка 84. Тем  не  менее

  знаток балтийского славянства  прав  в  толковании  слов  Прокопия.

  Сварог ("Небесный"), Святовит ("Священный Свет"), Род ("Рождающий"),

  Стрибог ("Отец-бог") -- все это эпитеты, определяющие ту  или  иную

  сторону верховного божества, и не обязательно они  должны  означать

  разных богов 85.

 

      82 Аничков Е. В. Язычество и древняя Русь, с. 319, 327.

      83 Гильфердинг А. История балтийских славян, с. 153.

      84 Только  К.  Н.  Бестужев-Рюмин  в  своей  "Русской  истории"

  (СПб., 1872) верно отметил, что Род  "не  есть  олицетворение  рода

  (gens), а сам создатель", с. 24.

      85  Вей  М.  К   этимологии   древнерусского   Стрибог   (Вопр.

  языкознания, 1957, №  2).  По  поводу  этимологии  имени  Святовита

  Гильфердинг приводит толкование средневекового  комментатора:  "Est

  autem Swanthe sclavica lingua idem quod  sanctum  Witz  vero  lumen

  interpretatur". (Swanthe  на  славянском  языке  "святой",  a  witz

  переводится  словом  "свет").  Гильфердинг  А.  История  балтийских

  славян, с. 171. С последним словом  следует  сопоставить  старинное

  слово "вита", "вица", "вета", означающее световой сигнал, костер.

 

      Для сравнения достаточно привести эпитеты  христианской  Марии,

  матери Иисуса, которые иногда становились как бы именем собственным:

  "Богородица", "Царица Небесная", "Матушка Владычица", "Заступница".

      Все материалы о Роде подтверждают  точку  зрения  Гильфердинга.

  Добавлю к этому, что у Перуна на збручском идоле есть оружие, но нет

  символики, связанной  с  молнией.  С  Родом  же  связан  ряд  таких

  однокоренных с ним слов, как "родиа" -- молния, "рдеть",  "родрый",

  "рдяный" -- все из грозового, пламенеющего ярко-красного комплекса.

  Род  находится  на  небе  и  "мечеть  на  землю"  дождевые   струи,

  оплодотворяющие женщин подобно золотому дождю Зевса в мифе о Данае.

      Поэтому слова Прокопия о  едином  верховном  божестве,  "творце

  молний", вполне могут быть отнесены к Роду или к  Святовиту  или  к

  Стрибогу, повелевающему ветрами,  стрибожьими  внуками",  т.  е.  к

  разным наименованиям одного и того же верховного божества, бога неба

  (в том числе и грозовых явлений) и всей Вселенной с ее тройственной

  стратиграфией.

 

                                    *

 

      В 1984 г. археологи И. П. Русанова и Б. А.  Тимощук  открыли  и

  исследовали  городище  Богит,  расположенное  неподалеку  от  места

  находки   збручского   идола.   Тщательно   раскопанное    городище

  представляет собой вытянутую вершину горы, укрепленную валами. Длина

  его около 300 м, ширина  от  50  до  100  м  86.  Святилище  начало

  функционировать  еще  в   скифо-сколотское   время   и   прекратило

  существование в XI в. н. э. Основные конструкции относятся к рубежу

  IX -- X вв.  Площадка  святилища  делится  на  три  части.  Вход  с

  восточной стороны вел в первую часть, так сказать нартекс, в  некое

  предхрамовое пространство. Середину святилища  занимала  окруженная

  валами обширная  площадка  (около  125X60  м)  со  следами  крупных

  построек, прилегающих к валам. Это --  "требище",  хоромы  которого

  могли вместить примерно 500 -- 600 человек. За  требищем  на  самом

  мысу,  противоположном  входу,  находилось  на  особом   возвышении

  "капище", огражденное внутренним валом.  Внутри  капища  находилась

  вымощенная камнем своеобразная восьмилепестковая конструкция, около

  15 м в диаметре, напоминающая капище Перуна в Новгороде.

      В  двух  углублениях,  расположенных  по  оси   ССЗ   --   ЮЮВ,

  обнаружены два погребения.

      Внутри круга, образованного  восемью  углублениями,  обнаружена

  квадратная в плане яма, которую авторы раскопок справедливо считают

  основанием  збручского  идола,  сброшенного  отсюда  после   победы

  христианства. Это -- исключительно  важное  открытие!  Вход  в  эту

  главную часть капища с севера.

      В  1968  г.  я  предположил,   что   главной   лицевой   гранью

  збручского идола является грань с Макошью 87. Данные раскопок  1984

  г. подтверждают эту гипотезу: лицевая грань обращена к  входящим  в

  это "святая святых" всего ритуального комплекса.

 

      86 Русанова И. П., Тимощук Б. А. Збручское святилище.  --  Сов.

  археология, 1986, № 4.

      87 Рыбаков Б. А. Святовит-Род..., с. 390-394.

 

      Идол  расположен  несколько  эксцентрично,  ближе  ко  входу  в

  капище. В силу этого к внутренней площадке капища обращена грань  с

  Дажьбогом. Центральный жертвенник всего комплекса находился  у  ног

  солнечного Дажьбога, культ которого не исчез  даже  после  крещения

  Руси. Схема предполагаемого расположения божеств такова.

 

 

      Дажьбог,  как  и  следует  солнечному  божеству,   смотрит   на

  полдень, на юг. Раскопки И. П. Русановой и Б. А. Тимощука позволяют

  представить  себе  вполне  конкретно   местоположение   знаменитого

  изваяния и его связь с огромным общеплеменным  святилищем  на  горе

  Богит.

 

Следующая страница >>>

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

 






Rambler's Top100